© 2019 Архитектурная мастерская «Студия Уткина».

u-studio

Журнал "Архитектурный вестник" № 3 (78), 2004 г.

 

Константин Савкин


ЖИВОЕ «ПАЛАЦЦО» ЛЁВШИНСКИХ ПЕРЕУЛКОВ


Жилой дом И.Уткина и компании СКиП

Жилой дом в Большом Левшинском переулке, 9.
Проектировщик - компания «Сергей Киселев и партнеры».
Авторский коллектив:

архит. И. Уткин, М. Чирков,

при участии Д. Николаевой, Е. Пересветовой, В. Феногенова;
Конструкторы: И. Шварцман, А. Реент.
Девелопер: «КВ-инжиниринг».
Генподрядчик: CONIP (Загреб).
Поставка и монтаж гранита:
ЗАО «Торговый Дом «МКК».
Начало проектирования и строительства - 2001 г.

 

 

    Два параллельных размышления не так давно сопровождали меня во Флоренции. Во-первых, почему-то казалось, что современные итальянцы не вполне осознают значимости окружающей древней архитектуры. Их сосуществование со старым городом происходит словно бы в разных жизненных темпах - скоростные мотоциклетные перемещения просто не позволяют людям замечать медлительного архитектурного величия. Второе размышление было скорее наваждением: вдруг представилось, что весь этот город - не настоящий - декорации, воздвигнутые семейством Медичи, которые, разбогатев, почувствовали себя великими и щедро профинансировали подражание великой древнегреческой или древнеримской культуре. Но собственное совсем недолгое пребывание в этой насыщенно-классической среде напоминало погружение в теплое живое море, и хотелось вновь оказаться здесь лет 25-30 назад, во времена архитектурного студенчества. И вот по возвращении в Москву почти ностальгическим продолжением итальянских впечатлений неожиданно стала прогулка к месту пересечения Большого и Малого Лёвшинских переулков, где завершалось строительство многоквартирного жилого дома по проекту московского архитектора, профессора МАрхИ Ильи Валентиновича Уткина.

   Денежный переулок - главная ось восприятия объекта. Если спускаться по нему вниз, со стороны Арбата, новое палаццо начнет издалека вырисовываться в перспективе окружающей застройки. Его рост достигнет верхнего рубежа, когда вы поравняетесь с итальянским посольством (исторически обусловленная сопредельность?), а затем перспектива сменится отношениями соседства, и придется уже снизу сопоставлять его с ближайшим окружением. Справа-сзади скроется за уличными фасадами высотное здание МИДа, свысока намекая на известное стилевое родство - свое и других многоквартирных собратьев-дворцов социалистического периода. Но это, конечно, совсем иное Возрождение. Те очень серьезные московские «палаццо» 1950-х, в стремлении использования классического канона казалось, выходили за пределы живой архитектурной гармонии. Их чрезмерный рост, несопоставимый с классическими образцами, зачастую превращал ордерное строение в плоские, растянутые экраны. А скульптурные слепки с древних аналогов становились особыми - недосягаемыми в пространстве и времени - сказочными элементами. Иное дело - неоклассицизм начала XX века, дававший волю чувствам. Он не скрывал своей декоративности и, цитируя детали, празднично шил подобие старинного убранства, в соответствии со своею (порой неклассической) фигурой и мировоззрением своих современников - ценителей художественного в архитектуре. Сегодня - снова начало века, и вокруг - уже новые современники. Своей структурой, ярусностью строения жилой дом в Лёвшинском переулке невольно сопоставляется с рядом зданий, немного ранее спроектированных мастерской СКиП (о двух из них - статья «У кольца контекстов», АВ, 2002, №5). Тот же каменно-рустованный стилобат более массивного первого этажа, то же сплошное остекление за колоннадами легкого - верхнего, те же многозначительные диалоги с окружением. Он тоже стоит в одном из переулков, примыкающих к московскому Кольцу и тоже очень индивидуален, но по-своему. В отличие от дискретных, продуманно дополняющих среду объектов, представленных С.Скуратовым, новый дом И.Уткина своей протяженной непрерывностью скорее заполняет городское пространство. Он весьма основателен, целен и в то же время - более раскован и живописен, нежели его недавние предшественники, выпущенные под той же маркой СКиП. И главное ~ его современная архитектура словно заново обращается к классическим канонам, минуя наслоения мирового (в том числе и московского) опыта, накопленного после итальянского Возрождения. Это касается и соответствующего масштаба здания (например, почти традиционной для итальянских палаццо этажности или, по крайней мере, высоты здания), и примененных художественно-пластических средств.
    Дом И.Уткина занял почетное место на широком углу Большого и Малого Лёвшинских переулков, выставив на обозрение публики солидный живот, туго обтянутый кирпичным камзолом. Впрочем, воротничок его рубашки свободен, даже расстегнут, открывая круглую шею пентхауса, просматривающего сверху узкие перспективы прилегающих переулков. Он вполне солидарен со своими ближайшими соседями, несмотря на переполняющую величавость. Округлое брюшко одного из них (Денежный, 1, Дом Дворцового ведомства XVIII-XIX вв.) - повод для сопоставления форм и масштабов. А классические балясины на конструктивистском остове другого (Б. Лёвшинский 9, «где жил видный деятель советского государства, крупный организатор строительства Н.А.Дыгай») - столь же нарочиты и охристы, как череда манерных тычинок-волют- кронштейнов широкого парящего карниза (такие мог придумать только И.Уткин). Хотя, как мы уже отмечали, по времени создания дом гораздо древнее своих соседей. Скажем - из эпохи итальянского Возрождения позднего периода - XVI века, когда усиливается роль пластического декора и становится ощутимее связь с городским окружением. В оформлении фасадов это почти так, если бы не субъективные авторские интерпретации, переносящие здание в разряд современных живописных работ, архитектурных акварелей, творческих экзерсисов. С дворового внутреннего угла, оберегающего южную сторону горизонта, дом не столь замкнут в себе, в отличие от настоящих палаццо. Здесь его этажи имеют вид остекленных галерей, таких как в верхних этажах-пентхаусах, открытых во двор и на улицу. То есть классический внутренний двор палаццо, композиционный центр постройки, обнесенный колоннами, здесь окружен зданием словно бы наполовину (с двух сторон ' углом). Правда, периметральную композицию символически восполняет прилегающая застройка. Остекленные дворовые колоннады дома-«палаццо» никак не намекают на доступность интерьеров, предполагая лишь пытливые взгляды со стороны. Но в уровне цокольного этажа двор все же сможет стать уютным классическим центром дворцовой постройки. Проектом планируется превратить его в благоустроенную античную среду с гротами, кустарниками, вьющейся зеленью и перголами. Это укромное дворовое благоустройство имеет философскую связь с интимным (хотя и общественным) наполнением цокольного этажа - мозаичной отделкой полов, бассейном, окружающей его колоннадой... Там, выше -в верхних ярусах - совсем уже личные пространства квартир. В них (или чуть ранее - в металлическом лифте), очевидно, снова придется ощутить себя по-другому современным человеком - в окружении домашнего кинотеатра, кухни и ванной комнаты, напичканных электроникой оборудования, других технических достижений цивилизации.
     С улицы смотреть на новый дом приятно и в пасмурную, дождливую погоду, поскольку он излучает цветовое тепло. Вообще он исполнен положительной энергии. И нижний его этаж, облицованный светлым рустованным гранитом - по словам автора, специально подобранным в тон старому известняку. И вышележащие этажи, отделанные особенным, почти штучным, таким «оттеночным» красно-желтым кирпичом. Здесь красное и охристое так "нюансно" слились, что кажется, авторы вручную раскрашивали, вернее - любовно отмывали каждый облицовочный кирпичик с его плавным цветовым переходом, чтобы достичь изысканности этого слияния, такого долгожданного в обществе красно-кирпичных и охристо-штукатурных зданий. Можно сказать, что и усадебные постройки со стороны Кропоткинского переулка, также как соседствующие с ними старые дубы, ожидали именно такого соседа, чтобы уютно расположиться у подножия живописной стены. И думается, именно по этой причине торцевой фасад дома И.Уткин со своими коллегами спроектировал глухим, фоновым. Только с самого верха на исторических персонажей взирает уже апробированный в домах СКиП «афинский акрополь». Красное и охристое - цвета окружения, спокойного и уравновешенного с его жилыми дворами, площадками, скамейками, деревьями и облупившимися кое-где древними стенами. Здесь можно отыскать формальные прообразы нового объекта. У подъезда одного из домов, не так давно покинутого проектным институтом, и вовсе лежит огромный камень почерневшей капители, тайный знак и предвестник архитектурного события. Для нового «палаццо» очень важна эта размеренная среда, в которой удалось так живописно и независимо расположиться.
  И все-таки, несмотря на сегодняшнюю умиротворенность, новое здание ~ дом-победитель, пришедший не подчиняться (хотя и не подчинять). За его победой - не только вложение внушительного финансового капитала, материалов и труда строителей. Здесь реализовано творческое кредо архитектора, сюда вложены его творческие, организационные усилия, мастерство соратников и коллег. В решение градостроительных вопросов, когда в стремлении сохранить целостность объема были преодолены расчленяющие требования согласующих инстанций (здесь незаменимым оказался опыт руководителя компании, С.Киселева). И на стадии увязки функциональных решений, когда формальная логика заказчика была пересилена гармонией пропорционального решения фасадов (пришлось, к примеру, выполнить в натуральную величину и доставить «на дом» макет классического оконного проема, доказывая его целесообразность). В процессе конструктивной проработки довольно сложной схемы. И на этапе реализации, когда миллиметры декоративного оформления необходимо было увязывать с сантиметрами строительных погрешностей. О подопечных студентах (казалось, слишком равнодушных), свидетелях или участниках процесса - отдельный разговор и особая забота. Возможно, архитектор И.Уткин дальновидно прав, когда на стадии проектирования и строительства так заботится о будущем своего здания. В том числе о нюансных изменениях в оттенках художественного образа, предугадывая и даже планируя процесс старения материалов, приобретения ими патины, следов времени. Может быть, он радеет о том, чтобы его здание действительно выглядело мрачноватым победителем или как можно раньше ушло «в вечность», встав в один ряд с античными, классическими постройками. 
Что касается наших студентов, стремительно рассекающих жизнь на велосипедах и роликовых досках - наверное, стоит их «тормозить» волевым усилием, хотя бы на время погружая в классическую архитектурную среду. Иначе они захотят этого сами лет через 25-30. Но как знать, может быть, беда не в том, что наши современники не замечают старой архитектуры, а в том, что древние «палаццо» не видят нас (ведь это мы суетно мелькаем перед их умудренным взором). Новый дом И.Уткина - сегодня та самая редкая возможность заметить и почувствовать друг друга - как живым современникам. Подобно семейству Медичи или их подрядчикам - архитекторам, художникам, строителям эпохи Возрождения.